Она бегло взглянула на него: «Что тебе до меня, благочестивый отец? Твори свои молитвы и оставь меня!» — «Остановись», крикнул он опять, «выслушай меня!» Она молча покачала головой. Тогда Магадео встал прямо перед нею, но уже не в образе факира, а в полном блеске повелителя небес. Бедная женщина пала ниц у ног его. «Куда спешишь ты, женщина, скажи МНЕ?» — «О, милостивый господин, я ищу Магадео. Я двенадцать лет брожу по пустыне, тщетно взывая к нему; я хочу просить, да дарует он мне ребенка». — «Не ищи более», властно отвечал Магадео, «я тот, кого ты ищешь. Возьми это манго», и он подал ей один из плодов с чудесного дерева у ручья, «съешь его и иди спокойно домой: молитва твоя услышана».

Тут она вспомнила о двух спутницах своих. «Господин мой! Нас трое спешило к тебе, но две остались у огненной реки: их смутил грозный поток. Будь милостив, скажи, как дать и им детей?»

«Если хочешь, поделись с ними своим манго и у них то же будут дети».

С этими словами Магадео исчез, а жена купца, веселая и счастливая, пошла обратно к тому месту, где с нетерпением ждали ее царица и танцовщица.  «Я нашла Магадео», отвечала жена купца на их расспросы, «он дал МНЕ волшебное манго и позволил поделиться с вами, чтоб у всех нас были дети». Она раздавила сочный плод, отдала сок рани, кожу танцовщице, а ядро и мякоть оставила себе.

Все весело пошли в обратный путь. Рани и танцовщица скоро достигли своей страны Мадура Тинивелли, а жене купца пришлось еще долго странствовать прежде чем дойти до города, где жил ее муж.

Она так страшно исхудала и изменилась за время путешествия и пришла в таких лохмотьях, что прежние друзья едва узнали ее и все смеялись над нею. Купец тоже сказал жене: «Не вижу большой пользы от твоего долгого странствования; ты вернулась хуже всякой нищенки и все смеются над тобою».

«Пусть смеются», спокойно отвечала она. «Я видела Магадео, я съела волшебное манго и у меня будет ребенок».

Действительно, через несколько месяцев у купца родился сын. Около того же времени у рани Коплинге родилась дочь и у танцовщицы то же.

Все три женщины были вполне счастливы; каждая из них оповестила о радостномъ событии всех друзей и знакомых и каждая сообразно своему состоянию устроила пир для бедных в виде благодарственной жертвы Магадео. Жена купца назвала сына своего Койла, в память ядра манго, танцовщица — дочь свою Маули, в честь сладкой мякоти плода, а малютку-царевну назвали Чандра, так как она была прекрасна и нежна, как светлый месяц.

Чандра была так красива и так мила, что один взгляд ее покорял все сердца. Она бесспорно была красивейшим ребенком во всей стране и что поражало всех, так это то, что она родилась с двумя драгоценными запястьями вокруг ног и эти запястья постепенно росли по мере ее роста. Таких запястьев еще никто никогда не видел; драгоценные камни на них сверкали как солнце, так что глазам было больно смотреть на них, а вокруг висели крошечные золотые колокольчики и они звенели, когда кто-нибудь подходил к ребенку. Царская чета не могла налюбоваться на девочку. Вскоре после ее рождения были разосланы гонцы по всему государству созвать ученых браминов, чтобы узнать судьбу царевны. Собрались мудрые старцы со всех концов страны. Долго молчали они, наконец самый мудрый из них промолвил: «Если хотите спасти государство, удалите ребенка из страны: она со временем спалит всю область».

Раджа задрожал от гнева: «Дерзкий лжец и обманщик!» крикнул он. «Ты мне головою ответишь за свои слова». — «Голова моя в твоей власти», покорно отвечал ученый брамин, «но не упрекай меня во лжи». Пусть принесут немного шерсти, я докажу тебе истину своих слов».

Принесли шерсть; брамин приложил ее к волосам ребенка: шерсть мгновенно вспыхнула и сгорела вся до тла, опалив руки окружающих. «Как сгорела теперь шерсть, так сгорит однажды и вся страна, если царевна останется в живых», повторил брамин. Все придворные испуганно переглянулись. «Если так», мрачно решил раджа, «пусть немедленно удалят ребенка».

Напрасно плакала и молила бедная царица, тщетно упрашивая раджу отменить суровый указ. Раджа был неумолим. Велено было положить ребенка в большой ящик, снести на границу государства к большой реке, что впадала в самое море, и бросить в поток. Царица заказала великолепный ларец из золота и драгоценных камней, бережно уложила туда ребенка и велела спустить вниз по реке.

Ларец плыл, плыл, наконец доплыл до страны, где жил знакомый нам купец с своею женою. Как раз в это время купец вышел к реке омыть лицо и заметил плывущий мимо драгоценный ящик. «Эй, друг! крикнул он рыбаку, который по близости расстилал свой невод: «брось все, да лови вон тот ящик... вон там на РЕКЕ... тащи его сюда». — Только, если поймаю, ящик мой? — «Хорошо, хорошо, ящик твой, а что внутри — мое». Рыбак закинул сеть и подтянул ящик к берегу. Трудно сказать, кто был более удивлен — купец или рыбак, когда рассмотрели свою добычу.

Ларец был весь из золота, а внутри спало прелестное дитя! Да и не простое дитя, а по видимому какая-то царевна, так как одежда на ней была из золотой ткани, а на крошечных ножках сияло два запястья чудной работы. Когда купец нагнулся над нею, девочка проснулась и с улыбкой потянулась к нему.

Это сразу пленило его. «Бери ящик», сказал он рыбаку, «а ребенок мой».

Рыбак остался доволен дележом: детей у него было много и он был беден; а купец был богат и у него был один единственный сын.

Он принес девочку домой. «Смотри, жена, вот нам и невестушка в дом!» Разве не хорошая жена нашему сыну?» Жена купца сразу полюбила прелестную малютку и стала холить и лелеять ее как родную дочь. Когда же девочка стала ходить, она обручила ее с сыном своим, Койла.

Годы шли. Купецъ съ женою мирно отошли въ царство теней, а Койла и Чандра выросли, поженились и считались самою красивою четою в стране: Койла мужественный, сильный, с царственным видом юного льва, Чандра стройная и нежная как пальма, с лицом спокойным и прекрасным как серебряный месяц.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить