Прошло несколько тяжелых часов ожидания; вдруг раздался плеск воды и мелкие волны забегали у порога, все больше и больше, и шум все слышнее... Девушка замерла от страха. Огромная рыбья голова показалась над водою: то шел к ней Маччи-раджа с разинутою пастью! Бедняжка схватила камешек и быстро бросила его в чудовище: Маччи-раджа мгновенно исчез в глубине. Второй раз вынырнул он и поплыл к ней: она снова швырнула в него камнем и он снова скрылся. Но вот третий раз показался он над водою. Глаза его яростно сверкали в темноте, широко раскрытая пасть грозила на этот раз так близко, близко... Девушка дико вскрикнула и что есть силы метнула в нее камнем... «Не бойся, красавица», раздался над нею приветливый голос: перед нею стоял красивый юноша. Девушка разрыдалась от неожиданности.

«Не бойся, — продолжал царевич. — Я тот, кого ты избавила от грозного заклятия, и никогда не буду я в силах отплатить тебе за это. Но согласись быть моею женою и я буду вполне счастлив». Затем он спокойно отошел и сел на порог, раздумывая о своей странной судьбе.

Прошло несколько тяжелых часов ожидания; вдруг раздался плеск воды и мелкие волны забегали у порога, все больше и больше, и шум все слышнее... Девушка замерла от страха. Огромная рыбья голова показалась над водою: то шел к ней Маччи-раджа с разинутою пастью! Бедняжка схватила камешек и быстро бросила его в чудовище: Маччи-раджа мгновенно исчез в глубине. Второй раз вынырнул он и поплыл к ней: она снова швырнула в него камнем и он снова скрылся. Но вот третий раз показался он над водою. Глаза его яростно сверкали в темноте, широко раскрытая пасть грозила на этот раз так близко, близко... Девушка дико вскрикнула и что есть силы метнула в нее камнем... «Не бойся, красавица», раздался над нею приветливый голос: перед нею стоял красивый юноша. Девушка разрыдалась от неожиданности.

«Не бойся, — продолжал царевич. — Я тот, кого ты избавила от грозного заклятия, и никогда не буду я в силах отплатить тебе за это. Но согласись быть моею женою и я буду вполне счастлив». Затем он спокойно отошел и сел на порог, раздумывая о своей странной судьбе.

Чуть забрежжило утро, толпа любопытных собралась к пруду поглядеть, не съел ли Маччи-раджа свою молоденькую жену. Каково же было всеобщее удивление, когда, заглянув за ограду пруда, увидели не безобразную голову Маччи-раджи, но прекрасного принца! Скоро новость долетела до дворца. Пришел царь, пришла царица, пришли все приближенные, все дивились чуду и не знали, как выразить свою радость. Спустили корзину, подняли в ней молодого раджу с женою; и возликовали, слыша их необыкновенную повесть. Царица говорила: «Вот сердце не обмануло меня: я в самом деле нашла себе сына». Народ тоже был в восторге от юной четы и расстилал ковры на пути их от пруда до самого дворца, и все кричали: «Бегите, приветствуйте молодого принца и принцессу! О, как божественно прекрасны они! взгляните, взгляните, какое благородство! То смертные, подобные богам!»

На следующий день праздновали свадьбу царевича и празднествам не было конца. Молодые некоторое время прожили спокойно. Но вот прослышала мачеха о счастье ненавистной ей падчерицы и пошла навестить ее. Она скрыла, насколько возможно, свои настоящие чувства и представилась в восторге от такой неожиданной перемены судьбы; юная же царевна была так добра и незлоблива, что совсем забыла жестокое обращение мачехи и стала радушно принимать ее. Однажды царевна сказала супругу: «Я так давно не видела отца. Дозволь МНЕ, возлюбленный, идти навестить его, заглянуть в свое родное селение».

«Иди, пожалуй — отвечал он. — Но не оставайся долго в отсутствии, о свет очей моих! для меня нет счастья без тебя».

Она пошла, обещая скоро вернуться. Отец был в восторге видеть ее, мачеха же, напротив, хотя и притворилась ласковою, но радовалась лишь тому, что царевна оказалась в ее власти, и решила во что бы то ни стало погубить ее. Она призвала к себе свою собственную дочь и сказала: «Неправда ли обидно, что сестра твоя будет царицею всей страны, а мы на век обречены подчиняться ей? А ведь ты не хуже ее могла бы быть царицею! Последуй моему совету и ты будешь на ее месте».

Она научила ее, как завлечь царевну к реке, а там утопить ее. Мысль самой сделаться царицею пленила девушку и она согласилась. Вскоре после того пошли обе сестры гулять и очутились незаметно у самой реки. «Сестрица! — ласково заговорила коварная девушка. — Ты так прекрасна в своем богатом уборе! Хотела бы я хоть на минутку приложить к себе твои драгоценные украшения: пойдут ли они ко мне?» — Конечно, пойдут! Давай наденем их, а потом ты посмотрись в воде, красиво ли!

Царевна быстро отстегнула свое роскошное ожерелье и накинула его на шею сестры; но в ту же минуту та грубо толкнула ее и царевна навзничь упала в воду. Девушка подождала с минуту, не выплывет ли где ее тело, а затем побежала назад к матери. «Матушка, вот ее ожерелье! Она нас больше не потревожит».

Когда царевна упала в воду, она тотчас же лишилась чувств и пошла ко дну. Проплывала мимо старый друг ее, кобра, подхватила бесчувственную царевну и быстро понесла к своей норе. У этой норы было два выхода: один шел прямо в воду, с берега, а другой над водою и выходил в открытое поле. Вот туда и вынесла кобра царевну, привела ее в чувство и оставила жить у себя.

Тем временем злая мачеха нарядила свою дочь в богатую одежду царевны и повела ее во дворец: «Вот жена твоя, о царевич, здрава и невредима, прими ее обратно». Посмотрел царевич на жену и подумал, что жену его как будто подменили. Но так как было уже довольно темно, а девушка была одного роста с его женою и искусно переряжена, он решил, что ошибся. Однако на следующий день его снова взяло сомнение: «Или жена моя сильно изменилась, или это не она» думалось ему. «Она была всегда так мила, ласкова и весела, так мило болтала... а эта рта не разжимает!» Потом ему стало тяжело подозревать нежно-любимую жену: «Может быть она просто устала с дороги», утешал он себя «и потому не в духе». Наконец, на третий день не выдержал. Резко сорвал он пышный убор, под которым наполовину скрывалось лицо царевны, и с ужасом увидел перед собою не прелестное личико своей молоденькой супруги, а совсем другую женщину. «Поди вон отсюда, негодное созданье!» гневно крикнул он. «Я щажу твою жизнь, так как ты лишь недостойное орудие в руках другой». И он тотчас же приказал разыскать мачеху жены своей. «Пусть отдаст мне жену, или я велю повесить старую ведьму! » Но тщетно искали ее по всей стране: она бежала, как только услышала, что царевич выгнал ее дочь.

 

                    

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить