Тем временем спасенная царевна продолжала жить у семиглавой кобры. Все семейство змеи полюбило ее, как родную дочь, и не было вещи, в которой бы ей отказали. Лишь на одно желание встречала она постоянный отпор — это желание вернуться к супругу. А она так страстно этого желала, бедная маленькая рани! «Нет, не позволю тебе одной блуждать по свету, дитя!» — каждый раз отвечала старая кобра на ее мольбы. — Пусть приходит за тобою супруг, с радостью отпущу тебя, а пока живи со мною».

И она принуждена была остаться. Проходили дни, у царевны родился сын и назвала она его Маччи-Лалль по имени Маччи-раджи. Мальчик спокойно рос и хорошел с каждым днем. Это был прелестный ребенок, веселый и живой; он никогда не скучал и весь день проводил в игре с маленькими кобрами. Было ему уже года три от роду, когда мимо проходил случайно продавец запястьев, весело позвякивая своим товаром. Царица купила у него несколько штук и надела их на ручки и на ножки маленького царевича. Но ребенок был так резв, что к следующему же дню запястья были сломаны. Снова остановили торговца и купили новые, и так пошло изо дня в день. Царевич, играя, постоянно ломал нежные украшения, а мать покупала ему новые и торговец скоро разбогател от продажи запястьев, за которые щедро платила царица. Кобра разрешила ей брать, сколько вздумается, из скопленных ею сокровищ, так как казна ее была неистощима.

Пока царевна в печали, но спокойно, жила у кобры, несчастный Маччи-раджа блуждал по всей стране, не зная покоя ни днем, ни ночью, всюду разыскивая жену, но не находя никаких следов ее. От горя и заботы он почти потерял рассудок: весь день ходил он безостановочно с места на МЕСТО и жалобно стонал: «Она пропала, она пропала!»

Раз, когда он в сотый раз расспрашивал о ней жителей ее родной деревни, попался ему на глаза старый торговец запястьями, которого он раньше не встречал. «Ты откуда?» — спросил царевич. «Я был недалеко отсюда, у реки; там продавал запястья одной молодой женщине в змеиной норе». «В змеиной норе? Молодой женщине?» — воскликнул пораженный раджа. «Да, да. Там есть женщина и ребенок. Такой чудный ребенок! Я не видывал такого красавца! Ему около трех лет и он так резв, что постоянно ломает запястья, а мать ему каждый день новые покупает».

«Не знаешь ли, как зовут ребенка?» — нетерпеливо перебил Маччи-раджа. «Кажется, Маччи-Лалль, насколько мне помнится, — небрежно отвечал торговец, — мать его так при МНЕ назвала...» — «Неужели? — подумал раджа — неужели это моя жена?

«Вот что друг мой, — сказал он торговцу, — мне хотелось бы видеть этих странных людей: можешь меня туда провести?»

— Отчего же нет? только не сегодня. Теперь уж темно и мы их напугаем; завтра же я снова туда пойду и проведу тебя. А пока пойдем ка ко мне; переночуй у меня, ты, по видимому, совсем изнемог от дальнего пути». Маччи-раджа пошел с ним. На следующее утро, чуть начинало рассветать, он разбудил торговца. «Идем смотреть ТЕХ людей!» — «Что ты? подожди, куда так рано? Надо сперва закусить, тогда уж и пойдем». Пришлось радже подождать, пока торговец, не торопясь, собрался в путь.

Еще не доходя до норы, раджа увидел вдали прелестного мальчика, беззаботно играющего с молодыми кобрами.

Когда торговец подошел поближе, позвякивая запястьями, нежный голосок раздался из внутренности норы: «Иди сюда, красавчик мой, беги примерить запястья!» И раджа, слыша этот голос, задрожал от радости и припал лицом к отверстию норы.

«О, ты, чей чудный голос звучит в ушах моих, покажи волшебный лик твой». — «Супруг мой, супруг! — вскрикнула царевна и стремглав бросилась к нему: — О, наконец-то, нашел ты меня!» И она принялась рассказывать ему, как все случилось, как злая сестра хотела ее утопить, как спасла ее семиглавая кобра, как все время заботилась о ней и ее ребенке, как ни за что не хотела отпустить ее от себя, пока сам раджа не придет за женою. «А теперь пойдем, покажись мудрому змею. Он заменил мне отца». — «О отец мой, кобра, могу я теперь идти к супругу? он сам пришел за мною». «Иди, дитя мое, я не стану задерживать тебя, раз супруг сам сумел тебя найти». — А жена кобры сказала: «Голубка наша, тяжело нам расставаться с тобою: ты все время была нам словно родная дочь». И все маленькие кобры горевали и плакали о любимом товарище своих игр, веселом маленьком Маччи-Лаллъ.

Кобра вынесла в подарок своей нареченной дочери самые лучшие драгоценности своей сокровищницы. И молодая чета вернулась домой, где жила долгие годы в мире и полном счастье, как только могут быть счастливы смертные.

 

                         

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить