Однажды правитель Киттура приговорил преступника к пожизненному заключению. Преступник, которого звали Панду Шетти, говорил на местном диалекте, которого правитель не понимал. Но утопающего уже больше не волнует ни дождь, ни ясная погода.

Он понимает, что надежды для него нет. Поэтому Панду Шетти проклинал правителя, как только мог. Правитель попросил одного из своих министров, Рамарадхью, знавшего местный диалект, растолковать ему, что же говорит преступник. Министр был хорошим и добрым человеком. И он подумал про себя: «Если я скажу ему правду, то правитель изобьет ПандуШетти». И министр сказал ему: — О ваше величество! Панду Шетти говорит, что бог благословляет лишь тех, кто сдерживает свой гнев и прощает чужие ошибки.

Правитель выслушал это с удовольствием. Ему стало жаль преступника. Так Панду Шетти был прощен и отпущен. Но пока все это происходило, другой министр, имя которого было Пурнайя, стоял в стороне, наблюдая за происходящим. Ему не нравился первый министр Рамарадхья, защитивший Панду Шетти. Пурнайя обрадовался случаю опорочить Рамарадхью перед правителем.

И он проговорил: — О правитель! Я тоже знаю язык, на котором разговаривал преступник. Министр Рамарадхья сказал вам неправду. Панду Шетти осыпал вас проклятиями.

Выслушав версии двух своих министров, правитель сказал: — Рамарадхья солгал из жалости к преступнику. Пурнайя же сказал правду из зависти к Рамарадхье. Я думаю, что ложь Рамарадхьи более достойна похвалы, нежели правда Пурнайи, внушенная ему чувством зависти.

 

        

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить