В древние времена в Анантнаге, где процветает вера в змеев нагов, жил-был бедный кашмирский брахман. Его жена не позволяла ему забывать о том, что он бедняк, и вечно донимала его придирками.

Однажды она сказала ему:

— В доме нет никакой еды, нет даже горстки зерна. Иди-ка из дома с этим мешком. Проси подаяния, займи зерно или укради, но не смей возвращаться домой с пустыми руками. А теперь ступай.

Брахман взял мешок и ушел из дома, так и не представляя себе, где он добудет зерно, которым должен наполнить его. Пройдя некоторое время, он набрел на один из священных прудов Анантнага. Брахман чувствовал себя усталым, поэтому положил мешок на землю и прилег отдохнуть. Вскоре он крепко заснул. А когда проснулся и собрался было уже поднять свой мешок с земли, то увидел: в нем что-то извивается. Брахман тут же понял, что это змея, которая забралась внутрь. Он осторожно поднял мешок, завязал его и направился к дому. Коварная мысль пришла ему в голову. Он отдаст мешок жене, которая, подумав, что в нем зерно, естественно, откроет его. Змея же непременно ужалит ее, и с нею будет покончено. Размышляя об этом, брахман ускорил шаг. А подойдя к дому, он закричал:

— Посмотри-ка, что я принес!

Жена взяла у него мешок. Она издала громкий, пронзительный вопль, когда из него, шипя, выползла змея. Но тут же произошло чудо: не успела змея коснуться земли, как превратилась в прелестного маленького мальчика. И малыш сказал:

— Милые люди, примите меня как своего ребенка — и вы никогда не пожалеете об этом.

С радостным возгласом жена брахмана подхватила его на руки, ибо была бездетной и часто тосковала о ребенке.

Брахман тоже был рад такому счастливому повороту событий. Они назвали мальчика Награи, что означает царь змей.

Мальчик вырос, стал сильным и красивым юношей. Однажды он тихонько выскользнул из дома и пошел туда, где был дворец. У его южной оконечности Награи превратил себя в змея и вполз через щель в стене во дворец. Он извивался, ползя по дороге к царскому бассейну для купания, а после освежающего купания выскользнул через дворцовую стену. Тут он опять превратился в юношу и вернулся домой. Так он поступал несколько раз.

Однажды, когда он наслаждался купанием в царском бассейне, его увидела из окна царевна Химал. Она была очень удивлена. «Как этот красивый юноша проник во дворец?» — подумала она про себя. Она послала свою служанку выследить его и узнать, кто он. Вскоре служанка вернулась с новостью, что это был Награи — сын бедного брахмана. Царевна решила выйти замуж за него и только за него, и объявила об этом своим родителям.

Раджа и рани были потрясены услышанным, если не сказать больше. Их дочь, их прекрасная царевна собирается выйти замуж за бедного юношу-брахмана! Что скажут об этом люди? Что будут говорить подданные их государства? Но царевна была непреклонна, и никакие уговоры царственных родителей не могли заставить ее изменить свое намерение.

В конце концов они неохотно согласились на ее замужество, так как их дочь была очень дорога им. А когда раджа позвал брахмана и заговорил с ним о предстоящем браке, тот почувствовал, что у него подкашиваются ноги и он вот-вот потеряет сознание.

— Ваше величество, простите меня, — сказал он, — но как это может быть? Я ваш бедный подданный. Как могу я даже мечтать о том, что царевна станет моей невесткой?

— Ты верно говоришь, — ответил раджа, — но так желает моя дочь, следовательно, так тому и быть. Готовься к свадьбе.

Приготовления были сделаны, и день свадьбы назначен. Раджа был обеспокоен, тревожился и брахман. Представьте себе скромную свадебную процессию, идущую во дворец! Но Награи сказал своему отцу:

— Дорогой отец, не беспокойся. Мы не будем выглядеть жалкими. Соблаговоли бросить этот кусок березовой коры в священный бассейн, где вы впервые нашли меня. На ней кое-что написано...

Брахман сделал все так, как ему сказал Награи, и возвратился домой. И тут ему даже пришлось ущипнуть себя, чтобы поверить в то, что он увидел. Его бедной, маленькой, покрытой соломой хижины больше не существовало. На ее месте стоял сверкающий дворец. Воины, одетые в форму, передвигались туда-сюда, и слоны шествовали внушительной вереницей. Празднество было в разгаре. Награи вышел из дворца в роскошной одежде. И все это показалось брахману сном.

Свадьба Химал и Награи состоялась, и они переехали в новый, построенный для них дворец. И здесь они жили в превеликом счастье, но увы! Их счастье оказалось недолгим.

Как мы уже знаем, Награи был змеем до того, как стал человеком. Точнее, он был царем змей и жил в своем дворце под водой священного бассейна со своими царицами-змеями. Его жены-змеи были очень рассержены тем, что их мужа давно не было. Они узнали через своих соглядатаев, что он женился на царевне и живет в роскоши. Это им уже совсем не понравилось.

Тогда одна из них, всплыв из пруда, приняла облик продавщицы серебряных изделий и пошла во дворец продавать свои товары. Яркие вещи, лежавшие в ее корзине, привлекли внимание Химал, и она купила их все. Среди изделий была и любимая чаша Награи, которую жена-змея подбросила умышленно. Когда Награи вернулся, Химал показала ему купленные вещи. Но как только Награи увидел чашу, он понял, что это дело рук его жен-змей. Он предупредил Химал, чтобы она больше не покупала товары у таких продавцов.

Другая жена, одетая в платье цыганки, пришла во дворец на следующий день. Она спросила у Химал: здесь ли живет мой муж Награи?

— Награи твой муж? Боюсь, что ты ошибаешься. Мой муж Награи принадлежит к касте брахманов, а не к такой низкой касте, как ты!

— Да он же дурачит тебя, — сказала «цыганка». — Если ты считаешь, что он брахман, тогда попроси его войти в воду священного пруда, что на окраине города, и возьми с него клятву в том, что он действительно брахман.

Хотя Химал и не желала верить ее словам, однако зерно сомнения было посеяно, и она захотела сама удостовериться во всем. А что, если женщина говорила правду? И когда Награи вернулся, Химал подробно расспросила его. Награи был раздосадован. Он узнал игру своих жен-змей и сказал с раздражением:

— Зачем тебе нужно слушать такие разговоры? Забудь их.

Но теперь Химал проявила еще большую твердость, чем когда-либо, и ничего, кроме клятвы, данной в священном пруду, не могло удовлетворить ее. Чтобы убедить
жену, Награи пошел к пруду, но как только он вступил в него, его жены-змеи потащили его вниз.

И больше он на поверхности не появился. Химал была в большом горе и долго сидела, рыдая, оплакивая свою потерю. Теперь она проводила все время в молитвах и раздавала подаяние бедным.

Однажды, когда она подавала милостыню, к ней подошел отшельник. Он поведал ей историю, которая вселила в нее надежду. Он сказал:

— Когда я проходил мимо какого-то пруда, я увидел красивого мужчину в роскошном одеянии, появившегося из него. В руке он держал тарелку с едой. Он положил ее под дерево и сказал: «Дорогая Химал, это — тебе!»

Химал была уверена, что мужчина был не кто иной, как сам Награи. Она отправилась к пруду и стала терпеливо ждать там. Было уже близко к полуночи, когда Награи появился из пруда. Увидев Награи, Химал упала к его ногам.

— Возьми меня туда с собой, — рыдала она.

Но Награи боялся, что его жены-змеи убьют ее, если он возьмет ее в подводный дворец, однако Химал не пожелала расстаться с ним. В конце концов Награи превратил ее в сверкающий бриллиант и таким образом пронес под воду. Но жены-змеи тут же что-то заподозрили.

Они стали спрашивать:

— Почему тут пахнет человеческой плотью?

Награи пришлось вернуть Химал человеческий облик. Он долго уговаривал своих змей-жен, и они наконец согласились, чтобы она осталась. Конечно, они мучили ее, как только могли, когда Награи не было поблизости, заставляли ее делать всю тяжелую работу и давали ей лишь немного еды. Однако Химал никогда не жаловалась. Ей было достаточно и того, что она была рядом с Награи.

Как-то раз Химал только что вскипятила кастрюлю молока, когда пришли дети жен-змей и захотели выпить его. Они взяли стаканы с молоком и с жадностью проглотили его. Горячее молоко прожгло им гортани, и они умерли. Жены-змеи были разъярены, они с шипением подползли к Химал и ужалили ее. Она тут же умерла.

Награи очень горевал, когда увидел Химал мертвой. Он набальзамировал ее тело и вынес на сушу. Там он заботливо сохранял тело Химал под тенистой чинарой. Каждый день он посещал это место, проливая слезы по своей дорогой жене.

Но однажды случилось, что мимо проходил отшельник. Он растрогался, увидев безжизненное тело такой красивой девушки. Он выжал сок лекарственных трав и вылил его ей в рот. Жизнь вернулась к Химал. Тогда отшельник забрал ее к себе, в свое уединенное жилище.

Награи, как всегда, подошел к месту, где лежала его мертвая жена. Велико же было его удивление, а еще больше горе, когда он обнаружил, что кто-то унес тело Химал. Он разослал вокруг своих доверенных людей, чтобы найти ее. И они сообщили ему, что Химал находится в жилище отшельника. Награи в образе змеи вполз туда. В одной из комнат он обнаружил Химал, которая спала крепким сном. Не желая беспокоить ее, он свернулся в клубок и тихо улегся рядом с нею.

Но, к несчастью, в комнату вошел сын отшельника. Его охватил ужас при виде громадной змеи, лежащей возле спящей девушки, и, схватив большую палку, он убил ее.

Шум разбудил Химал. И когда она увидела рядом с собою мертвую змею, она закричала:

— О, что ты сделал! Ты убил моего мужа.

Мертвый змей был сожжен, а Химал сама бросилась в этот огонь и умерла. Это очень опечалило отшельника.

Ведь Химал находилась под его опекой. И когда он размышлял об этом, прозвучал голос, обращенный к нему. Он возвестил:

— Брось прах Химал и Награи в священный пруд, и жизнь опять возвратится к ним.

Отшельник выполнил все, как было сказано, и из пруда появились Химал и Награи в их человеческом облике. И потом они всегда жили счастливо.


                   

                                    

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить