Жил был один земледелец, которому приходилось очень много терпеть от своего соседа ростовщика. Кончилось тем, что он совсем попал к нему в кабалу.

Хороша ли была жатва или плоха, земледелец все оставался беден, а ростовщик с каждым годом все богател его трудами. Наконец у бедняка не осталось ни гроша.

Он пошел тогда к богатому соседу и сказал: «Теперь, друг, получить с меня нечего: из камня воды не выжмешь! Открой мне лучше тайну: что надо сделать, чтобы разбогатеть?»

«Друг мой», отвечал благочестиво ростовщик, «всякое благо жизни от Рамы — спроси его!». «Благодарю тебя, я так и сделаю». Добродушный земледелец пошел домой, приготовил себе на дорогу три лепешки и отправился искать бога Раму.

Попался на встречу ему брамин: «О, святой отец, мне нечего предложить тебе, прими хоть эту лепешку... научи меня, где найти Раму!» Но брамин молча взял лепешку и молча прошел мимо. Бедный земледелец понурил голову и пошел дальше.

Встретился ему другой благочестивый старец. Земледелец смиренно обратился к нему с тем же вопросом и предложил ему вторую лепешку. Но старец лишь мельком взглянул на него, взял лепешку и молча прошел мимо. Призадумался бедняк и решил идти прямо перед собою. Немного далее увидел он старого нищего.

Бедняк благовейно склонился перед старцем. Тот сидел под большим деревом при дороге и казался таким слабым и изнуренным, что бедняк наш, не задумываясь, отдал ему последнюю лепешку, затем сел рядом с ним и стал с участием расспрашивать его.

«А ты куда идешь?» спросил его в свою очередь незнакомец. «О, я иду далеко, я ищу Раму!» отвечал земледелец.

«Никто не хочет указать мне дорогу... Не думаю, чтоб ты мог помочь мне в этом деле». «А, может быть, и могу», возразил улыбаясь старик. «Я тот Рама, которого ты ищешь! Скажи, зачем нужен я тебе!»

Бедняк благоговейно склонился пред могущественным старцем и поведал ему свое горе. Тогда Рама, сжалившись над его несчастною судьбою, дал ему большую раковину, научил как дуть в нее особым образом и прибавил: «Помни одно! Чего бы ты ни пожелал, все явится у тебя, как только дунешь в раковину таким образом. Но опасайся ростовщика! Даже волшебные чары могут оказаться бессильными против его козней!»

Земледелец радостно побрел домой. Действительно, ростовщик тотчас же подметил хорошее настроение своего соседа и решил, что дело не спроста. «Верно повезло в чем-нибудь этому болвану, что он вдруг так повеселел. Пойду, разузнаю в чем дело!» И он пошел в скромный домик соседа и поздравил его с удачей, о которой, будто бы, только что слышал, вообще повел речь так искусно, что земледелец незаметно для самого себя выболтал ему все — все кроме тайны, как дуть в раковину; настолько то хватило у него ума и осторожности!

Тем не менее, ростовщик решил во что бы то ни стало завладеть раковиной; а так как способами он не стеснялся, то просто воспользовался первым удобным случаем и украл раковину у соседа.

Однако, напрасно вертел он ее во все стороны и дул в нее так усердно, что чуть не лопнул — ничего не выходило. Тогда он снова пошел к земледельцу и холодно сказал ему: «Вот в чем дело! Раковина твоя у меня, но я не умею ее употреблять; у тебя же ее нет, так что и все знание твое ни при чем. Очевидно, дело не двинется, пока мы не вступим в соглашение. Хочешь, я отдам тебе раковину и обещаю никогда больше в дела твои не мешаться, но под одним условием: что бы ты ни получал, я желаю получать вдвое».

«Ни за что, ни за что!» воскликнул земледелец, «это опять по старому пойдет!». «Нисколько!» спокойно отвечал ростовщик, «ведь ты получишь свое! Не будь же дураком: какое тебе дело богат я, или беден, раз ты сам получаешь все, что тебе надо».

Как ни отбивался земледелец от печальной необходимости служить на пользу ростовщику, пришлось согласиться. С тех пор, чтобы ни получал он в силу волшебной раковины, у ростовщика тотчас же получалось вдвое, и уверенность в этом настолько удручала злополучного земледельца, что ничто его больше не радовало.

Настало, наконец, знойное время года; настолько знойное, что у земледельца все поля побелели от засухи. Он подул в раковину и пожелал иметь ручей, чтобы освежить поля! Ручей явился, но — о досада! — у ростовщика их оказалось два — два чудных ручья среди поля! Тут уже несчастный не выдержал: он готов был утопиться с горя! Вдруг блестящая мысль озарила его. Быстро схватил он раковину, что есть силы дунул в нее и громко воскликнул: «О, Рама, услышь мою мольбу: пусть лопнет у меня один глаз!» И вмиг совершилось: он окривел! Зато ростовщик тут же лишился обоих глаз и, пробираясь по полю между своими двумя ручьями, упал в один из них и утонул.

Так удалось однажды земледельцу перехитрить ростовщика, но, увы! Ценою собственного глаза.

 

                 

 

                                    

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить