Следующая эпоха в истории древнеиндийской литературы может быть обозначена как эпоха Веданты (т. е. «Конец Вед»); в это время создаются произведения, завершающие ведийский цикл. В них нашли отражение значительные изменения и сдвиги в общественной жизни и идеологии, последовавшие за длительным периодом жреческого господства, запечатленного в самхитах Яджурведы и Брахманах.

В VII—VI вв. до н. э. политические и культурные центры индийской цивилизации перемещаются далее на восток, в область среднего течения Ганга. Здесь складывается и развивается новая культура, наследующая древние ведийские традиции, но продолжающая их в новом русле, в новых исторических условиях. Среди государств Северной Индии особенно возвышаются в этот период Кошала и Видеха. Выше упоминался знаменитый царь Видехи Джанака, обладавший, по-видимому, значительным могуществом. В текстах, относящихся к этой эпохе, о Видехе говорится как о могущественном и богатом государстве с сильной централизованной царской властью. Позже гегемония переходит к государству Магадха (территория современного Южного Бихара). Возвышение его начинается при царе Бимбисаре (545 — 493 гг. до н. э.), который присоединил к Магадхе Ангу (совр. Западная Бенгалия) и укрепил свое влияние брачным союзом с царским домом Кошалы. Магадха и становится впоследствии центром первого объединения Индии, создания первого общеиндийского государства.

В создании больших рабовладельческих государств ведущая роль принадлежит воинской аристократии, и кшатрии в эту эпоху постепенно все больше выдвигаются на первый план как в политической жизни, так и в сфере идеологии. Охотно вступая в союз с брахманами в процессе утверждения своего сословного господства в обществе, кшатрии, однако, не склонны были уступить жречеству безусловное первенство в социальной жизни.

В литературе этой эпохи мы находим свидетельства того, что утверждаемая брахманством иерархия варн все более подрывается в новых исторических условиях и кастовые предрассудки, освящаемые религией брахманизма, уже не играют в жизни общества решающей роли. Неограниченное господство жречества, которое идеологически обосновывается в Яджурведе и Брахманах, к концу поздневедийского периода встречает все большее сопротивление со стороны других сословий, и там, где оно становится препятствием на пути исторического развития общества, кшатра, воинская аристократия, на данном историческом этапе занимающая более прогрессивные позиции, в основном и выступает выразительницей этого сопротивления. Эта идеологическая борьба между двумя господствующими сословиями древнеиндийского общества нашла отражение в литературных памятниках эпохи, следующей за эпохой Брахман, — в Араньяках и Упанишадах.

К этому времени общество уже явно перерастает примитивную веру в магию, на которой основывается вся грандиозная система брахманистского ритуала; идеологи жреческого сословия уже не могут не учитывать протеста против бессмысленной обрядности, нарастающего в широких социальных слоях, и не только со стороны кшатриев. Более решительный протест нарастает среди низших сословий, и он выливается впоследствии в религиозно-реформаторские движения, среди которых самыми влиятельными были буддийское и джайнское (но и они были возглавлены кшатриями). И брахманство вынуждено в сфере идеологии заняться обоснованием своих претензий на первенство, отвечающим новому уровню общественной мысли.

В этот период брахманские идеологи развивают знаменитое учение о четырех так называемых ашрамах, т. е. четырех стадиях жизни. Подразумевается, что эти стадии должен пройти в своей жизни каждый член индуистского общества (высших его сословий), во всяком случае, если ой стремится строить ее согласно идеалу священного закона. Четыре ступени сознательной жизни брахманиста— ашрамы — следуют за обрядом посвящения, и в первую из них он вступает и проходит ее как ученик (брахмачарин) — это период ученичества. В течение определенного времени юноша живет у своего наставника, ведет жизнь суровую и воздержанную и занимается главным образом изучением священного писания. Закончив изучение Вед, он вступает во вторую стадию— становится домохозяином (грихастха), т. е. возвращается домой, женится и основывает собственную семью. Достигнув преклонного возраста, увидев детей своих детей и утвердив таким образом свой род на земле, он переходит за третью ступень — лесного отшельника (ванапрастха), удаляется от мира в лесную обитель и там, очистив душу от мирских страстей, предается размышлению о священных предметах, т. е. о смысле и значении обрядов, и покаянию. Наконец в глубокой старости, познав окончательно суетность и тщету мирского существования, он становится странником (санньясин) и порывает все земные узы; это — четвертая, последняя ашрама.

Первые свидетельства сложения учения об ашрамах мы находим в ранних Упанишадах, хотя их точных обозначений в этих памятниках еще нет. Полностью система четырех ашрам развивается только в поздних произведениях Веданты, относящихся, по-видимому, к периоду после жизни легендарного Будды. Полагают, что это учение возникло под влиянием или, вернее, в борьбе с влиянием буддизма и джайнизма, для которых характерна проповедь отречения от мира, и третья ступень — лесное отшельничество — была установлена для создания некоего противовеса буддийским лесным монастырям, постепенно становившимся все более влиятельными и привлекавшими все большие массы приверженцев новой религии. С этой третьей ступенью, идеологически противопоставленной буддийскому и джайнскому влияниям, и связывается создание литературного цикла Араньяк, продолжающего Брахманы, хотя очевидно, что система ашрам еще не оформилась полностью ко времени их создания, но находилась в процессе становления.

 

В.Г. Эрман ОЧЕРК ИСТОРИИ ВЕДИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

          

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить