В период средневековья преобладающим становится влияние веданты, но это не означает, что она возникла позднее других даршан: первое ее самостоятельное сочинение «Брахма-сутра», приписываемое мудрецу Бадараяне, относится ко II в. до н. э. Сами ведантисты склонны возводить свое учение непосредственно к Упанишадам, считая их тексты первоистоком всех своих построений. Тенденциозность подобного взгляда очевидна. Кстати, и сам трактат Бадараяны, как, впрочем, и вообще ранние сутры, будучи сборником кратких и не всегда понятных изречений, скорее наметил основные тенденции учения, нежели целиком раскрыл его своеобразие. Однако он уже выразил кардинальный принцип веданты, преимущественно посредством негативных тезисов: мир никак не является производным от материальных сил; единственная реальность — Брахман (здесь — духовное начало), а «сущее» во всех своих формах исходит из него.

Чрезмерный лаконизм высказываний Бадараяны, естественно, способствовал развитию комментаторской традиции. На рубеже древности и средневековья Гаудапада пишет первый комментарий к «Мандукья-Упанишаде», где развивается учение Бадараяны. В дальнейшем веданта дробится ва ряд направлений, названных по именам их основателей. Так появляются школы Шанкары, Рамануджи, Мадхвы, Валлабхи и Нимбарки. Каждый из этих мыслителей писал свое основное сочинение в виде «бхашьи» к трактату Бадараяны. Впрочем, только два из них — Шанкара и Рамануджа действительно оказали значительное влияние на развитие ведантистского учения. От Шанкары (VIII в.) и Рамануджи (XI в.) осталось немало философских трудов. В соответствии с доктриной Шанкары мир — это иллюзия, порожденная абсолютом, материальная природа нереальна, как нереально и эмпирическое «я». Действителен лишь Атман — своего рода проекция абсолюта (Брахмана) в том воображаемом психофизическом комплексе, который на повседневном языке называется человеческой личностью. Многовековой спор между двумя главными течениями ведантистской традиции был связан прежде всего с вопросами практической религиозности и мистицизма: если Шанкара считал единственно верным «путь знания» (т. е. понимания иллюзорности собственного бытия на фоне универсальной и всеохватывающей реальности Брахмана) и в связи с этим отстаивал тезис об абсолютном тождестве «я» и «Атмана-Брахмана», то Рамануджа — приверженец «пути религиозной любви» — видел конечный идеал в слиянии индивидуального начала с божеством, в процессе которого адепт приходит лишь в соприкосновение с объектом своей религиозной веры, но не становится равным ему.

Шанкара проповедовал всеобъемлющий идеалистический монизм и сводил многообразные явления внешнего мира к самовыражению «космического абсолюта» — Брахмана. Учение Шанкары часто именуется адвайтой, т. е. школой, «не признающей вторичности», а основанной на идее монизма. Постепенно учение Шанкары начинает отождествляться со взглядами веданты в целом. Ортодоксальный индуизм провозглашает учение этого философа своей официальной доктриной. Сочинения Шанкары показывают нам их автора как прекрасного полемиста, владеющего секретами стройной логики и аргументации, что было особенно привлекательным для многочисленных последователей его учения.

В средние века веданта на некоторый период становится преобладающим течением. Это не исключало, впрочем, значительного распространения идей и концепций других школ, прежде всего санкхьи и вайшешики.

 

Бонгард-Левин "Древняя Индия. История и культура", 2001  

 

  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить