Из двух остальных Вед Самаведа — книга песнопений — не имеет самостоятельной литературной ценности; почти все стихи, ее составляющие, взяты из Ригведы. Гораздо больше значения как литературный памятник имеет Яджурведа, собрание яджусов, магических изречений и молитв, произносимых жрецами во время жертвоприношений. Традиционно три названные Веды (распределяются между тремя главными жреческими «специальностями», в соответствии с функциями исполнителей торжественных обрядов брахманизма: Ригведа относится к так называемому хотару, жрецу, декламирующему ее гимны во время обряда, Самаведа — к удгатару, исполняющему соответствующие песнопения, Яджурведа же призвана была служить руководством для адхварью, жрецов, непосредственно совершающих обрядовые действия, сопровождая их чтением яджусов (Атхарваведа, как указывалось, претендует на роль Веды брахмана, верховного жреца, надзирающего за обрядом в целом и руководящего всеми остальными).

Текст «Яджурведы» дошел до нас в нескольких редакциях, принадлежащих различным брахманским школам. Всего нам известно пять таких редакций:
1) «Катхака», редакция школы Катха; издана в 1900 г. Л. Шредером;
2) «Капиштхала-Катха-самхита», принадлежащая школе Капиштхала, которая является ответвлением школы Катха; издана в 1968 г. Рагху-Вирой. Обе названные редакции — «северные» редакции «Яджурведы» — весьма близки между собой.

Более позднего происхождения версии «южных» школ:
3) «Майтраяни-самхита» сложилась на востоке территории современного Гуджарата. Она разделяется на четыре книги, содержащие 54 главы; впервые издана Л. Шредером в 1881 — 1886 гг.;
4) «Тайттирия-самхита» (называемая иногда «Апастамба-самхита»), более поздняя, в семи книгах, 44 главах, сложилась на территории южнее реки Нарбады; издана А. Вебером в 1871 — 1872 гг.

Эти четыре редакции при отдельных расхождениях имеют общие черты, отличающие их от пятой, самой молодой версии «Яджурведы»; тексты их во многом совпадают дословно, и материал расположен по одному принципу. Их объединяют под общим названием «Черная Яджурведа» («Кришна Яджурведа»). «Белая Яджурведа» («Шукла Яджурведа») — это версия, школы Ваджасанейинов, существовавшей на юго-востоке Гангской долины. «Ваджасанейи-самхита», известная в двух редакциях двух ответвлений этой школы — различия между этими редакциями, однако, ничтожны, — издана была А. Вебером в 1849 — 1852 гг.

«Белая Яджурведа» отличается от «Черной» тем, что содержит главным образом только обрядовые изречения и молитвы (в основном стихотворные), между тем как «Черная Яджурведа» содержит сверх того описание самих этих обрядов, различные комментарии в прозе, называемые в ведийской традиции брахманами. Кроме того, материал в «Белой Яджурведе» расположен более упорядоченно, что также свидетельствует об относительно позднем ее происхождении.

Яджурведа имеет более самостоятельный характер, чем Самаведа, но как литературный памятник она менее интересна для современного читателя, чем Ригведа или Атхарваведа. Все четыре Веды традиционно связываются, как указывалось, с ритуалом, но содержание Ригведы, как мы видели, значительно шире, она дает богатый материал для разностороннего изучения культуры своей эпохи; то же можно сказать об Атхарваведе, еще менее связанной о брахманистскими обрядами. Содержание же Яджурведы (как и Самаведы) действительно ограничено ритуальной тематикой. И если Самаведа касается только ритуала сомы, в Яджурведе находит отражение вся чудовищно сложная система обрядов древнего брахманизма, разработанная до мельчайших деталей. И каждой детали придаются величайшая важность и символическое значение. Малейшее отклонение от освященного порядка ритуальных действий делает недействительным, по отраженным здесь представлениям, весь длительный и необычайно трудоемкий обряд. При такой системе ритуал становится тайной для всякого, не принадлежащего к жреческой касте и не имеющего возможности посвятить жизнь изучению и усвоению этой премудрости. Как полагают, могущество жрецов (вообще характерная черта для стадии перехода от родо-племенного строя к ранней государственности) коренится еще в индоиранской жреческой идеологии; но только в арийской Индии ритуальная система получила такое особое развитие, и Яджурведа отражает эпоху, когда роль и влиятельность брахманского сословия в жизни индийского общества, по-видимому, необычайно возрастают.

Эта сложная ритуальная система ориентируется на календарь, созданный жрецами, но основывающийся на определении сроков посева и жатвы, выработанном эмпирически многими поколениями земледельцев. Используя астрономические наблюдения, жрецы определили цикл годовых праздников; в ритуальном календаре, отраженном в Яджурведе, эти знания обращены были в таинство, доступное лишь посвященным.

Рассмотрим содержание «Яджурведы» в той последовательности, в которой оно излагается в версии «Ваджасанейи-самхиты», привлекая и материал «Черной Яджурведы» (в основном во всех редакциях рассматриваются одни и те же темы).

«Ваджасанейи-самхита» разделяется на 40 глав (адхьяя). Первые 18 глав составляют ее древнейшую часть, остальные, начиная с 19-й, были добавлены позднее; наиболее поздним добавлением, относящимся к концу ведийского периода, является 40-я глава. Но и первые 18 глав были созданы позднее самхит «Черной Яджурведы».

В первых двух главах «Ваджасанейи-самхиты» содержатся изречения, произносимые при так называемых жертвоприношениях ново- и полнолуния (даршапурнамаса), а также относящиеся к жертвоприношениям предкам (пиндапитрияджня). Первые из них открывают весь цикл регулярных брахманистских обрядов, и с описания их начинаются также все редакции «Черной Яджурведы».
Для совершения обряда даршапурнамаса устроитель жертвоприношения (яджамана)  приглашает четырех жрецов: брахмана, хотара, адхварью и агнидха; главная роль принадлежит «адхварью, чьи действия описываются в «Яджурведе» и примыкающей к ней ритуальной литературе. Но сначала действует агнидх, возжигающий на жертвенной площадке три священных огня; в дальнейшем они служат и для всех прочих обрядов. Это — «огонь домохозяина» (гархапатья) на алтаре с круглой поверхностью; раз зажженный, огонь поддерживается затем постоянно, и от него зажигаются остальные: «южный огонь» (дакшинагни) на полукруглом алтаре и «огонь для возлияний» (ахавания), «восточный», на четырехугольном. Посреди трех огней на площадке устраивается небольшое углубление, называемое веди, его покрывают священной травой (бархис), и оно служит жертвенным алтарем, на который возлагаются приношения богам, так называемый хавис — ритуальные лепешки, каша, зерна и т. п. Эти три огня глава рода, «домохозяин» (грихапати), поддерживает или вовжигает регулярно в течение всей жизни.

Собственно обряд даршапурнамаса начинается с того, что жрец-адхварью срезает ветвь с дерева определенной породы, произнося слова: «Для пищи тебя [срезаю], для подкрепления тебя [срезаю]»; затем проходит между огнями гархапатья и дакшина к огню ахавания, повернувшись лицом к востоку, смотрит на огонь, касается правой рукой воды и произносит молитву Агни: «О Агни, Владыка обета, я принимаю обет! Да исполню я его, да удастся он мне!» После этого он приближается к дойным коровам, срезанной ветвью отгоняет от коров телят, произнеся (перед этим: «Вы — лакомки!» Затем он обращается к корове также с определенным речением и касается ее ветвью; после ряда (других строго установленных действий он приступает к доению — молоко затем изливается на три священных огня. Так начинается первый день жертвоприношения (новолуния). И далее весьма подробно описывается (в «Черной Яджурведе») весь обряд, основная часть которого приходится на второй день. Жрецу-адхварью помогает агнидх; жертвователь (глава рода) и его жена присутствуют, принимая (в обряде пассивное участие. Жертвоприношение, начинающееся в день полнолуния, отличается в незначительных деталях, но все они обязательны и указаны в текстах. Некоторые детали обряда могут видоизменяться в соответствии с тем, каких результатов ожидает от него жертвователь.

И столь же подробно описываются затем жертвоприношения предкам и другие многочисленные обряды брахманистского (ритуала; даршапурнамаса среди них представляет относительно несложный тип; и каждой детали, как было оказано, придается чрезвычайное значение, и каждая должна быть соблюдена неукоснительно ради обеспечения магической действенности обряда.

 

В.Г. Эрман ОЧЕРК ИСТОРИИ ВЕДИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

          

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить