Малявика и Агнимитра (Malavikagnimitra), пожалуй, больше других пьес Калидасы подходит по своей художественной форме под европейское понимание драмы. Эта легкая комедия любовной интриги, уступая другим произведениям Калидасы по глубине своего содержания и своих образов, показывает высокое мастерство драматической формы. С большим искусством развита в ней драматическая интрига, действие движется легко и стремительно, не в пример большинству индийских классических драм; события естественно и свободно складываются в единую сюжетную линию, ярко и определенно обрисовывая характеры действующих лиц и из них развиваясь.

В этой комедии с особенным блеском проявился юмор Калидасы. Он выражается более всего в фигуре придворного шута Гаутамы. Гаутама в «Малявике и Агнимитре» - одно из наиболее блестящих в классической драме воплощений традиционного образа «видушаки» (vidusaka). Этот образ явно ведет свое происхождение из народного искусства и указывает на преемственную связь санскритского классического театра с народной сценой. Исследователями неоднократно отмечалось большое сходство индийского «видушаки» с шутом шекспировской драматургии.

Образ Гаутамы по существу является центральным в пьесе. Им движется действие, его остроумие и энергия оживляют сцены и создают все новые возможности для развития интриги и поддержания драматического интереса. Бледнее в пьесе образ традиционного героя — царя Агнимитры, но и он очерчен с большим искусством. В ходе действия отчетливо вырисовывается его добродушный, но легкомысленный и слабый характер, его галантное преклонение перед женской красотой, его способность к неожиданным и пылким, но вряд ли особенно глубоким увлечениям. Эти черты явственно проступают сквозь традиционные хвалебные атрибуты его и придают образу большую жизненность. Влюбленный в Малявику царь совершенно беспомощен в осуществлении своего желания, заботу об этом он возлагает на шута. Здесь явно виден характер человека безвольного, привыкшего, чтобы за него действовали другие.

Калидаса является прославленным мастером в создании поэтических и чарующих женских образов. Но в «Малявике и Агнимитре», пьесе, которая считается одним из ранних его произведений, талант его еще не проявляется в полной мере. Образ Малявики, героини пьесы, полон изящества и грации; но характер его неглубок. Мы видим прелестную и робкую девушку, совершенно поглощенную своей любовью к царю, но и ничего более. Малявика, под стать Агнимитре, совершенно не способна к борьбе за свое счастье. В пьесе она играет пассивную роль, события развертываются вокруг нее, но сама она не принимает в них действенного участия. Тем не менее образ ее передан весьма живо, с большим художественным мастерством.

С не меньшим мастерством очерчены в «Малявике и Агнимитре» и второстепенные персонажи: ревнивая, но гордая и великодушная царица Дхарини, пылкая и капризная Иравати, мудрая монахиня Каушики, наперсница Малявики Бакулявалика и др. Пьеса «Малявика и Агнимитра» представляет собой единственное произведение Калидасы, совершенно свободное от фантастического элемента; действие ее вращается исключительно в сфере придворного быта, изображенного достаточно реально и живо. Герой пьесы - царь Агнимитра, сын Пушьямитры, лицо историческое, первый правитель династии Шунга, сменившей во II веке до н. э. династию Маурья. В свое время высказывались даже предположения, что при его дворе жил сам Калидаса; впрочем, предположения эти, очевидно, несостоятельны. В образе героя пьесы вряд ли можно искать истинные черты исторического Агнимитры. Однако известные реальные черты придворной жизни времен Калидасы несомненно нашли свое отражение в пьесе. Так, мы видим в «Малявике и Агнимитре» вполне мирное и дружелюбное сожительство брахманизма и буддизма; при дворе царя, отец которого совершает великийбрахманическийобряд «жертвоприношения коня», играет важную роль буддистская монахиня Каушики.

Здесь отразилась религиозная веротерпимость, которая еще процветала в эпоху Гуптов. «Шакунтала» — вершина художественного творчества Калидасы и всей древнеиндийской поэзии. „Kavyesu natakam ramyam tatra ramyam gakuntalam", — говорит старинная санскритская пословица. «Из видов поэзии прекраснейший — драма; из драм прекраснейшая — «Шакунтала». Это замечательное произведение Калидасы, шедевр индийского художественного гения, переживший века, всегда останется в числе драгоценнейших творений мировой литературы.

Драма Калидасы рассказывает о любви царя Душьянты и юной отшельницы Шакунталы и о рождении их сына Бхараты — родоначальника прославленного рода бхаратов, именем которого и по сей день называется Индия.

Сюжет драмы заимствован из древних преданий; до Калидасы он неоднократно использовался в индийской литературе. Мы встречаем его в первой части «Махабхараты» (кн. I, гл. 62 — 69); а также в «Падма-пуране». Неизвестно, заимствовал ли Калидаса сюжет из эпоса, или из пуран, или из какого-то третьего, не дошедшего до нас источника. Сравнение драмы Калидасы с повестью о Шакунтале в Махабхарате показывает, однако, «что обработка темы в драме значительно глубже и совершеннее».

В эпическом сказании герой его, царь Душьянта, соблазняет девушку из лесной обители, покидает ее, а впоследствии грубо и жестоко отрекается от нее. Только голос с неба побуждает царя исполнить свои обещания и делает возможной благополучную развязку повести. Калидаса вводит в действие пьесы эпизод с проклятьем отшельника и кольцом-талисманом. Это кольцо поистине обладает чудесными свойствами; как волшебством, меняет оно весь характер произведения и превращает «грубый и не вполне понятный» (по выраже-

нию Ольденбурга) рассказ эпоса в глубоко поэтическое и вдохновенное повествование о величии истинной любви, о разлуке и воссоединении нежно любящих сердец.

Трудно сказать, является ли кольцо-примета плодом творческой фантазии самого драматурга, или он заимствовал его из какого-либо литературного источника. Возможно, что этот момент заимствован им из народного творчества; тема кольца-талисмана, возвращающего память о возлюбленной очарованному герою, носит явно фольклорный характер (ср., например, известную русскую сказку о Василисе Прекрасной).

Калидаса достиг высочайшего художественного совершенства в создании бессмертного образа Шакунталы, героини драмы, прекрасной лесной девушки. Чудесная красота ее внешнего и внутреннего облика раскрывается поэтом с изумительным художественным мастерством на фоне волшебных картин цветущей лесной природы.

Трудно указать в мировой литературе что-либо исполненное столь же высокого поэтического очарования, как любовные сцены в первом и третьем действиях «Шакунталы». Рождение чувства любви в человеческом сердце, его неуловимые и сокровеннейшие оттенки и движения переданы Калидасой с тонким и непревзойденным искусством.

 

          

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить