Оленегорск   Ловозеро   Тундра
Станция Оленегорск
 
Ловозеро
   
         
Мотка   Сейдозеро   Ущелье Чивруай
    Сейдозеро   Ущелье Чивруай
 
Сейдозеро   Морошка   Ягель
    Морошка   Ягель
         
Сейдозеро   Река   Подосиновик
        Подосиновик
 
Мхи и лишайники   Ягоды   В горах

 

       
 
Восток Кольского   Ступа   Арктический мох
Восток Кольского
     
Арктический мох
         
Щучье озеро   Река   Багульник (Ledum palustre)
         
 
Арктический мох   Морошка   Подосиновик
Багульник (Ledum palustre)
  Морошка  
Подосиновик
       
 
Река   Горы  
Сейдозеро
       
 
 
Цветы   Черника   Сувениры из меха
        Сувениры из меха

 

БЕЛЫЕ НОЧИ ГИПЕРБОРЕИ Автор: Евгений Лугов

Экспедиция в Заполярье 21 июля - 01 августа 2006.

Наша экспедиция началась в Москве на Ленинградском вокзале. Мурманский поезд мы назвали Полярный Экспресс. Потому что везёт он людей в Заполярье, туда, где тундра и белые ночи летом.

Полтора суток мы провели в поезде и ничуть не пожалели о потраченном времени. Постепенно менялись пейзажи. За Петербергом мы проехали через всю Карелию. Поразило множество красивейших озёр и рек, зелень лесов. Люди небольших деревень и посёлков были необычно добрыми, медитативно спокойными, для нас, привыкших к московским толпам и беготне. В три ночи двадцать третьего специально вышли на станции Кемь. Этот маленький городок, бывший главным городом Кемской волости со времен Ивана Грозного и до основания Наколаева на Мурмане, нынешнего Мурманска в 1915 году. Постояв на перроне, и впитав чистейшую природную ауру места, мы поблагодарили мысленно Ивана Грозного. Он, не отдав шведам эту огромную территорию Кемской волости оставивл, таким образом, её в орбите истории Российского Суперэтноса.

Наконец, после двух ночей в поезде мы вышли утром в Оленегорск. Это 2000 километров от Москвы. Городка, как такового не видели, так как нас сразу встретили, посадили на микроавтобус и повезли в посёлок Ловозеро – районный центр. Посёлок стоит на северном берегу одноимённого озера. Жителей в нём около 7000.В советское время было около 12 000 человек. Впечатление было хорошее. Такой чистенький посёлочек. Несколько пятиэтажек и старых многоквартирных домов в центре и большой частный сектор. Земли много. Застройка посёлка не плотная. Сделали мы здесь последние закупки, овощи, хлеб, сгущёнка, масло. Цены примерно московские и выбор продуктов хороший.

Отплывали из Ловозера на двух катерах. Все переезды и транспорт экспедиции мы согласовали ещё из Москвы. Ребята в местных туристических фирмах молодые, весёлые и умные. Юрий Иванов – директор турфирмы, что обслуживала нашу экспедицию сам по образованию археолог. Вместе с бывшим главным археологом области Иваном Вдовиным исследовал множество точек на карте Кольского полуострова. Одна из обнаруженных неолитических пещер с наскальными рисунками стала своеобразной визитной карточкой Археологических находок полуострова. Познакомились с нашим постоянным проводником и провожатым Леонидом, и поваром Светланой. Вещи свободно вошли в багажники и под сидениями катеров.

Двадцать третьего июня днём погода стояла хорошая. Плюс пятнадцать градусов. Небольшой ветер на озере дул постоянно. Но в общем, красиво и комфортно. Атмосфера была ясная, чистая, природа играла своими красками и энергиями. Мы выплыли к Ловозеру, третьему по величине озеру на полуострове. Его длина более 60 километров. Вытянулось оно с Севера на Юг, по следу отступавшего древнего Ледника. Высота Ловозера над уровнем моря 153 метра. Вода питьевая, необыкновенно чистая и прозрачная.

Западнее озера - горный массив Ловозёрские Тундры, высотой до 1112 метров. Нижняя часть массива покрыта таёжным лесом. Горы защищают лес от ветров и холода, и поэтому здесь, у подножия, свой особый микроклимат. Средняя часть гор поросла редколесьем карликовых полярных деревьев и мхово-травянистой тундрой, а верхняя часть - арктические горные пустыни. Наверху голые скалы и кое-где мох с травой.

Цель нашей экспедиции – исследование внутреннеё части этого горного массива, района Сейдозера. Два часа гружёные катера шли двадцать километров, до Базы Юлинская Салма. Это очень красивое и комфортное место на восточном берегу Ловозера напротив гор, через озеро. Невысокие подлески, мховые и черничные поляны раскинулись по всему берегу. Здесь есть тёплые домики. Интересно, что сруб ставится на каменные подставки, без фундамента. Самые важные сооружения на базе – баня и вагончик с дизельным генератором, который даёт свет и энергию. Баня в Заполярье - единственный способ помыться с удовольствием и наслаждением. Виды на горы с базы очень красивые. Отлично просматривается через озеро вся Сейдозёрская котловина с вершинами по её сторонам и глубоко внутри.

На базе догрузили катера запасами и палатками. Ребята на базе весёлые Леонид, Юра, Светлана. Затем ещё час тяжело гружёные плыли десять километров до Мотки. Пока плыли, сзади, на востоке, среди облаков и синего неба стояла огромная радуга. Моткой назван берег Ловозера, там, где ближе всего до Сейдозера, место перехода. Вокруг нас уже раскинулись горы – Ловозёрские Тундры. Тундрами на севере называют безлесье участки земли. Сама-же Мотка, также как и всё прибрежье Сейдозера поросло густой высокой тайгой. В основном это ели и берёза. Пристали, не спеша перегрузили вещи на спины, и пошли по широкой тропе. По дороге лес кое-где переходил в заболоченные мховые участки. Прошло через две небольшие гати. Дорога удобная, по большей части в ширину колёсной колеи. Колея уложена кое-где камнем, остатки от дороги, построенной рыбопромысловой артелью в середине 20 века. Лишь в некоторых местах ручьи и загаченные болотца заставляли переходить её осторожно. Вдоль всего пути слева был слышен шум реки. Это шумела горная протока, по которой вода сливалась из Сейдозера в Ловозеро. От Ловозера, в свою очередь, реки текли на восток, к Северному Ледовитому океану. Мы шли по дороге вглубь котловины, уступы гор, окаймлявших вход в неё, уже остались позади. По карте было два с половиной километра до удобного берега Сейда. Вместе с нами на катере приплыл и Иван Васильевич Вдовин, ныне главный егерь Мурманской области. Он руководил и заповедником «Сейдъявр», как на саамском языке называли Сейдозеро. На Мотке и на Сейде стояли две избушки егерей, наблюдавших за режимом охраны природы на Сейдозере. Записывали всех проходящих туристов. Иван Васильевич был столь любезен с нами, подбросившими его на своих катерах из Ловозера, что сам предложил прийти вечером на чаепитие, как мы разобьём палатки. Очень приятной внешности, невысокого роста, как и большинство русских и саамов на Севере, Вдовин горел своей активностью и задором, передавал её всем присутствующим. Дойдя с рюкзаками примерно за полчаса до открытого безлесого участка размером сто на сто метров, мы увидели, наконец, красивое горное озеро. Перед выходом на него на дороге лежала первая загадка, камень исполнения желаний! Так местные саамы назвали прямоугольную гранитную плиту размером два на два метра. Плита, погружённая в каменистый грунт, и поросшая мхом, немного выступала над уровнем дороги. Весом она была немалая, примерно в пять-семь тонн! Интересно, кто, когда и зачем сделал её. Плоскости и углы её были не совсем ровные, но близкие к прямым, по-видимому, не природного происхождения. И, как позже мы выяснили, вокруг неё на расстоянии километров нет таких ровно сколотых плит. Постояв на камне, и загадав доброе желание, мы направились к месту разбивки лагеря.

Большое и спокойное озеро отражало вечернюю тишину неба. Словно искрящие россыпи изумрудов и сапфиров иногда отсвечивали его волны лучи солнца, светившего от дальнего берега. В атмосфере первозданной природы царил покой. Очарование озера, казалось, скрывало множество загадок, ещё неизведанных глубин и высот. Космические потоки на озере были явно плотнее, гуще, чем на просторах Ловозера. Почти видные глазу вибрации белых, серебристых цветов опускались вертикально с неба прямо по всей окружности озера. Густое, вязкое, тягучее пространство, свет, плотнее и плотнее окружали нас. На Ловозере, и на лесотундровых просторах, что мы сегодня проезжали от Оленегорска, нигде мы не чувствовали таких сильных вибраций.

Вот и вторая загадка – почему плотность информационных потоков космической Праны здесь значительно больше, чем в других местах, что мы проезжали. Какие природные феномены обусловили это явление?

На пригорке, открытом во все стороны, на берегу, мы стали разбивать лагерь. Горы окружали нас почти со всех сторон. Природная панорама Сейдозера с самого начала очаровала нас своей красотой. И все дни после мы не могли налюбоваться и нарадоваться этому величию Севера. Лагерь разложили споро. Крюки распорок у палаток, пришлось втыкать прямо среди крупных камней, которые лишь слегка сверху прикрывала трава. Такой каменистый грунт оказался на всех территории вокруг Сейда. Проводники разошлись за первыми дровами, а мы сели у палаток и наконец позволили себе немного отдохнуть от сложного переезда к месту наших исследований.

Вечер хоть и наступал на землю, но солнце всё не уходило за горизонт. Стало лишь клониться вниз на западе. Погода оставалась ясной и теплой. Вот подошел и проводник Леня с сухостойными ветвями сосен. Светлана развела костер, и, повесив чайник на перекладину над ним, начала готовить ужин. Она принялась чистить картошку и овощи. Необыкновенно приятная вечерняя тишина растеклась вокруг нас по всей долине Сейдозера. Пламя потрескивало в веселом костре. Все участники собрались вокруг на скамеечках из чурбачков и досок. Мы радостно чувствовали заповедную и таинственно молчащую полярную природу. Все размякли и расслабились после переезда. Понемногу стали рассказывать о себе.

К семи тридцати подошел Иван Васильевич. Активным образом он включился в нашу беседу и сразу завладел нашим вниманием.

- Вы скажите, зачем сюда приехали?
- Остатки Гипербореи, Руны, развалины, древняя история, - наперебой загудели мы.
- Я видимо должен вас огорчить. Гиперборея это совсем не то, что вы здесь найдете. Руны, о которых пишут некоторые склонные к мистике газеты это совсем ведь молодые сколы. Геологоразведка Союза еще в двадцатые годы обошла все эти места, и обнаружила много редкоземельных металлов и руд вокруг Сейдозера. Базальты и граниты гор очень плотные. И вот мы геологи, когда ищем элементы, скалываем с базальтовых плит и скал полосы длинной до метра и шириной десять сантиметров. Весь скол собираем и исследуем его состав. Так что это наших рук дело, я сам по образованию геолог. Археология здесь тоже, мягко говоря, слабая. Несколько стоянок вокруг озера периода неолита III-II тысячелетия до нашей эры.


(Продолжение следует)

Древнее арийское поселение Аркаим, страна городов.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить