Рассказ о том, как один бадшах влюбился в дочь Румского императора и приказал убить ее сына

Когда солнце скрылось и взошла луна, Худжаста в отчаянии пошла отпрашиваться к попугаю и так стала говорить ему: — О попугай! Я каждую ночь прихожу к тебе и рассказываю о моей тревоге. Но ты не соблюдаешь «закона соли» и с холодной жестокостью не отпускаешь меня. Ах, увы! О судьба!

В страхе и трепете я к богу взываю:
Уже давно я тебя умоляю,
Сила есть у того, кто мне недоступен...
На друга взглянуть бы, умирая.

Не сыпь столько соли на рану моего сердца и не мучай меня столь измученную. Необходимо, чтобы ты теперь же меня отпустил.
Попугай промолвил: — Худжаста, нынешней ночью, как только будет возможно — иди и обними твоего возлюбленного.

Вот куда стремятся все дела мира:
К цели жизни—встрече с кумиром.
Будешь день и ночь пить вино с милым—
Зависть в кабаб превратит светила.

Если кто-нибудь, кроме меня, узнает о твоем положении, то ты поступи так, как это сделала Румская принцесса при содействии одной почтенной женщины.

Госпожа спросила: — Что это за история?

Попугай начал рассказывать:

«Поблизости от Румской империи царствовав один бадшах. Случилось так, что однажды вазир его сказал ему: — О убежище мира! У Румского императора есть такая красивая дочь, что

Свет живительный излучает она, Глыбой кажется перед нею луна.

Если он выдаст свою дочь за убежище мира, то как хорошо это будет!

Бадшаху очень понравилась речь вазира, и он отправил к Румскому императору посланника с редким подарком и письменной просьбой отдать его дочь в жены бадшаху.

Когда посланник доставил грамоту и начал держать речь императору, последний разгневался и сказал: — О посол! За кого считает меня твой царь, если он отправил мне такого рода послание? Если я захочу, то смешаю с прахом его государство. А тебе скажу — удались! Лучше будет для тебя, если твое лицо не появится здесь вновь. Берегись, а не то плохо будет.

Несчастный задрожал при виде такого гнева и уехал, не надеясь ни на что.

Видя гнев такой, я столь испугался,
Что, как говорят,—«при жизни скончался».

Итак, посол обратился в бегство и, явившись к своему повелителю, начал рассказывать о том, что произошло.

Бадшаху все это очень не понравилось. Он тотчас же во главе сильного войска выступил в поход на Рум и в одно мгновение опустошил всю страну. Когда Румскому императору пришлось туго — он поневоле выдал свою дочь.

А у этой женщины был сын от первого мужа. Император Рума оставил его у себя, а дочери сказал: — Дитя! Ничего не говори твоему супругу о первом муже. — Промолвив это, он отпустил ее.

Итак, бадшах, взяв принцессу, отправился в свой город и стал с нею жить и наслаждаться.

Через некоторое время принцесса начала страдать от разлуки со своим сыном от первого мужа, оставшимся у деда; не видя его, она плакала и сильно тосковала.

Наконец, принцесса решила в душе, что надо под каким-нибудь предлогом вызвать сына к себе.

Пока она раздумывала об этом, бадшах подарил ей шкатулку, наполненную очень дорогими цветными камнями. Тогда она рассудила, что нужно воспользоваться этим поводом, чтобы вызвать юношу. И вот принцесса стала говорить бадшаху: — Вы, может быть, слышали, что у моего отца есть один способный раб. Он знает драгоценные камни выше всяких похвал, превосходно разбираясь в достоинствах и недостатках самоцветов. Будь этот раб сейчас здесь, он, осмотрев камни, отделил бы хорошие от плохих.

Бадшах спросил: — Если я попрошу у твоего отца этого раба, то он отдаст мне его или не отдаст?

Принцесса отвечала: — Батюшка с детства воспитывал его, как сына. Если вы желаете его иметь и считаете нужным призвать, то я со своей стороны пошлю туда одного купца, которому сделаю особые указания и подам юноше надежду на лучшее положение. Тогда, может быть, убежище мира и пришлет его, да и сам юноша поедет охотно.

И вот бадшах, по совету своей жены, послал в Рум богатого купца, как бы по торговым делам.

Когда купец, набрав по приказу бадшаха товаров для продажи, собрался выезжать, принцесса тайком от супруга сказала ему: — О купец! Этот юноша — не раб. Он — мой сын. Передай ему мое письмо, а

Румскому императору скажи от меня, что я очень тоскую в разлуке с мальчиком. Пусть пришлет его в качестве раба. Когда он с тобой поедет, вези его бережно, а этой тайны никому не открывай.

В конце концов, купец уехал и через некоторое время привез юношу и передал его бадшаху.

Бадшах, найдя юношу красивым и способным, остался очень доволен, подарил купцу роскошный халат, а раба стал держать при себе. Мать смотрела на него издали и тешила свою душу его поклонами и приветствиями.

Однажды бадшах уехал на охоту. Тогда, выбрав удобное время, принцесса призвала юношу в свой терем, прижала его к своей груди, целовала его лицо и голову и рассказала ему о своей тоске в разлуке с ним.

Осведомители тотчас же донесли об этом бадшаху в таких словах: — Сегодня принцесса за спиной у убежища мира вызвала этого раба в свой терем и посадила его рядом с собой.

Услышав эту дурную весть, бадшах очень огорчился в своей душе и стал говорить: — Бойтесь той женщины, которая с виду притворно строит стену вокруг себя, а в то же время хитростью вызывает к себе любовника из Рума. О Аллах! Проклятие!

Затем он тотчас же покинул место охоты, прибыл во дворец, воссел на трон, украшенный драгоценными камнями, и задумался.

Принцесса, увидев его в таком состоянии, все поняла своим умом и спросила: — Сегодня ваша благословенная душа как будто печальна. Что является этому причиной?

Тогда бадшах сказал: — Сколь прекрасно! Ты, призвав из Рума своего любовника, разделила с ним ложе и изменила мне. Какая дерзость и бесстыдство!

Бадшах хотел казнить принцессу, но разве может влюбленный убить свою возлюбленную! Затем он стал так говорить в своей душе: «Вместо жены надо казнить раба».

Решив это, он дал знак палачу и приказал ему: — Сейчас же отдели голову раба от тела.

Выслушав приказ, палач схватил юношу и, посадив его на место казней, спросил: — О пойманный роком! Ты ведь знал, что это супруга бадшаха? Сойдясь с ней, как спастись? И как ноги твои осмелились войти в царский терем?

Юноша отвечал: — Не говори таких слов. Она моя родная мать. Когда мой отец скончался, она вышла замуж за бадшаха и, стыдясь, не рассказала ему обо мне. Я не лгу. Убей или отпусти.

Я в твоей власти, и хоть живу еще — что толку?
Кинжал занесен, и хоть дышу еще — что толку?

Выслушав это, палач сжалился над юношей и не стал его убивать, говоря в своей душе: «Если бадшах узнает, что это сын принцессы, то скажет: зачем ты его убил? и ради своей жены потребует его от меня, и если тогда я не приведу его живого, то буду казнен рукой другого палача».

Когда в сердце палача возникли такие опасения, он доложил бадшаху: — Убежище мира! Привет! Я этого обреченного на смерть убью в таком месте, где не будет и признака воды.

И вот, под таким предлогом, он взял юношу, пошел к себе домой и спрятал его.

Через два дня палач, явившись к бадшаху, доложил:— Убежище мира! Привет! Голова раба упала жертвой к вашим благословенным стопам.

Когда бадшах выслушал эти слова, то пламя его гнева немного остыло, а принцесса всему поверила, и в груди ее еще сильнее запылал огонь любви.

Сына захватили, но мать осталась.
Она, как бутон, расцветать осталась.

Вне себя она говорила в своей душе: «Что же это вышло! И сын умер, и мужа потеряла».

Случайно одна старуха, жившая во дворце, спросила ее: — О госпожа! О ком ты так тоскуешь в своей молодости, что круглые сутки лежишь, уткнув лицо в подушку?

Тогда принцесса рассказала ей обо всех обстоятельствах, добавив: — Вот какое событие случилось со мною.

Старуха доложила: — О повелительница! Будь спокойна. Я при помощи одной уловки заставлю бадшаха сжалиться над тобой и приведу его к тебе в терем.

Принцесса промолвила: — О мать милосердия! Если ты найдешь лекарство от этой муки, то я наполню твои карманы и пазуху драгоценными камнями.

Итак, однажды старуха эта, увидев бадшаха в одиночестве, спросила его: — О шах-ин-шах! Уже несколько дней я вижу тебя удрученным.

Да буду я твоей жертвой! Отчего это так! Все ли благополучно?

Пусть тебе даст бог много счастливых дней.
Я, старуха, предана юности твоей.

Бадшах ответил: — О мать добродетели! Моя неисцелимая скорбь такова, что я и выразить не могу. Горе мое в том, что принцесса вызвала из Рума одного раба и полюбила его. Я его казнил, а принцессу не смог казнить, ибо только бог знает, где правда, где ложь, а она — моя возлюбленная. Если убью ее без расследования, а потом все окажется ложью, то позор мне будет и душевное смятение. Этот узел и является причиной моей подавленности.

Выслушав это, старуха стала говорить: — О бадшах! Не заботься об этом! У меня есть такой амулет, что если положить его на грудь спящему, тот невольно расскажет обо всех событиях своей жизни. Итак, я напишу и дам тебе этот амулет. Ты положи его на грудь принцессе. И она выскажет все, что у нее на душе.

Бадшах сказал: — Неси скорей амулет.

Старуха тотчас принесла бадшаху амулет, а сама, пойдя к принцессе, сказала ей: — Сегодня ты с вечера притворись спящей, о государыня! А когда бадшах положит тебе на грудь амулет, ты, как будто бы во сне, расскажи все о себе в точности.

И вот, когда наступила ночь, бадшах положил амулет на грудь принцессы. Она тотчас стала рассказывать о своем первом муже и о юноше.

Когда бадшах услышал ее слова, то, разбудив ее, стал ласкать, прижав к своей груди и промолвил: — Душенька! Зачем ты раньше не открыла мне этой тайны?

Она смутилась и сказала:—А что я скрыла?

Бадшах промолвил: — То, что он был твой родной сын. Зачем ты сказала, что он раб?

Тогда она, опустив глаза, произнесла:— Мне было стыдно. Как я могла сказать об этом?

Услышав это, бадшах, тотчас призвав палача, приказал ему: — Скорей приведи ко мне юношу, а если он убит, то скажи, где его могила.

Палач отвечал: — Убежище мира! Я его до сей поры не казнил. По милости божьей, он жив и бодрствует.

Бадшах этим словам чрезвычайно обрадовался и, тотчас же призвав юношу, передал его матери, а эта отчаявшаяся, заключив сына в свои объятия, вознесла благодарственное моление к чертогам Аллаха.

Окончив эту сказку, попугай сказал: — О госпожа! Если тебе какое-нибудь дело покажется трудным, то ты, подобно принцессе, расскажи об этом. Ладно, теперь иди и соединись с твоим возлюбленным.

Услышав это, Худжаста собралась уходить к своему другу, но в это время рассвело, и петух пропел. Пришлось ей и на этот раз остаться. Тогда она заплакала и прочла такие стихи:

О, рассвет! Я уверена теперь,
Что не дождусь ночи свиданья.

 

Хайдари. Сказки попугая. 1933

                              

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить