Ко времени создания  поздних трех Вед, священных книг, примыкающих к Ригведе, центр ведийской цивилизации переместился к востоку от Пятиречья, на территорию между Сатледжем и верхним течением Ганга. В этот период арийские поселения постепенно распространяются в юго-восточном направлении вдоль течения Джамны и Ганга; осваивая новые земли, расчищая пространства в диких джунглях, покрывавших в то время эту территорию, ведя войны с местным населением и между собой, арийские племена к концу рассматриваемого периода достигли нижнего течения Ганга. Очевидно, в это же время начинается продвижение ариев и в южном направлении, в сторону гор Виндхья и Декана. Но область между Гангом и Джамной, от современного Дели до Матхуры, так называемая Брахмаварта, или Арьяварта, в эту эпоху  и многие столетия спустя рассматривалась как центр  брахманской культуры, страна образцового жизнеустройства и языка для всей Индии. Особенно священной  считалась местность к северу от современного Дели - Курукшетра, «земли Куру».

На этой территории происходит консолидация ведийских племен и в первые века I тысячелетия до н. э. складываются первые народности, положившие начало ранним рабовладельческим государствам Северной Индии; на господствующие позиции среди них в эту эпоху  выдвигаются народы куру и панчалы. Куру занимали область западнее верхнего течения Ганга и Джамны, панчалы - далее на восток, в так называемом Доабе, Двуречье между Джамной и Гангом. Южнее лежали земли  матсьев и шурасенов, к западу, в древнем Пятиречье,  обосновались племена мадров и др.

В этот период значительно возросли производительные силы общества, что связано было, очевидно, с употреблением железа, которое уже определенно хорошо известно в поздневедийской литературе. Введение железа  означало переворот в земледелии, которое теперь занимает главное место в экономике, хотя скотоводство все еще продолжает играть в ней значительную роль. Землю  вспахивали плугами, в которые впрягали волов, применялись удобрения; искусственное орошение было известно уже во времена Ригведы. В этот период одной из  основных культур становится рис, помимо зерновых выращиваются также кунжут, лен, возможно, и хлопок.

Земледелие особенно развивается на новых землях в  Гангской долине, освоенных ариями именно благодаря  употреблению железа и упомянутому подъему производительных сил; основы новой культуры закладываются  на этих территориях, где ранее обитали лишь лесные  племена, пребывавшие на первобытной стадии исторического развития (впрочем, не исключено, что именно  доарийские народности впервые ввели железо в Гангской долине, арии же последовали за ними).
В поздневедийскую эпоху развиваются различные ремесла (в текстах нередко упоминаются кузнецы, кожевники, плотники, тележники и т. д.). Появляются города, которые становятся центрами ремесел и торговли:  Хастинапур (на берегу Ганга, севернее  современного Алигарха), Каушамби (на Джамне) и др.; правда, городская цивилизация в этот период еще не достигает  уровня древнейшей Хараппы или Мохенджо-Даро.

Развивается торговля между различными областями  страны ариев, обменивающихся товарами местного производства. Поддерживаются торговые отношения и со странами Ближнего Востока, восходящие к эпохе цивилизации Хараппы. По-видимому, начинает развиваться и  мореплавание.

В эту эпоху в обществе уже обнаруживаются определенные классовые противоречия, нарастает угнетение  низших сословий высшими. В текстах того времени можно найти утверждения о праве высших сословий на «поедание» низшего, четвертое сословие объявляется «слугой» остальных, которого можно принуждать к работе и даже предавать смерти («Айтарея-брахмана», VII.29).  Но в действительности освященное религией деление на  «варны», видимо, уже в эту эпоху не вполне отражает реальные классовые отношения; мы находим в литературе свидетельства об обедневших брахманах, с другой стороны, шудра может быть богатым скотовладельцем. Важной чертой социальной структуры поздневеднйского общества является зарождение института каст  (джати), начало которым дают земледельческие племена новоосвоенных ариями восточных земель.

Данные поздневедийской литературы свидетельствуют  все более отчетливо об имущественном и социальном расслоении арийского общества, о возвышении племенной знати и жречества, образующих господствующие сословия в нем, о дальнейшем развитии института рабства.  В то же время пережитки родо-племенных - отношений  продолжают играть заметную роль в жизни общества и  в политическом устройстве ранних индийских государств.  Последние вырастают на территории отдельных племен или племенных объединений. Только постепенно некоторые из этих государств усиливаются и утверждают свою  власть над сравнительно обширными областями Северной Индии. Окончательно укрепляется царская наследственная власть, образуется регулярный государственный аппарат; но наряду с монархиями существуют и племенные республики — «ганы», где особенно прочно  сохраняются черты военной демократии. Многие племена аборигенов, обитающие на смежных территориях, остаются вне сферы политической власти арийских государств, на стадии первобытнообщинного строя.

Процесс перерастания племенного строя в классовое  общество и образования рабовладельческого государства, по-видимому, более интенсивно происходит в новоосвоенных восточных областях. Здесь складываются государства, играющие впоследствии значительную роль в  истории древней Индии. Источники называют имена отдельных монархов, обладавших, вероятно, определенным политическим влиянием и военным могуществом в свое  время. Так, историческими лицами являются, очевидно,
часто упоминаемые в литературе Брахмадатта, царь  Каши, и Джанака, царь Видехи; последний известен  также как знаменитый философ поздневедийской эпохи.  Царем Каши ранний источник называет также Раму, которого позднее древнеиндийский эпос делает правителем  Айодхьи, столицы государства Кошала (совр. Аудх).

Однако политическая и социальная история этого периода остается для нас во многом неясной и изобилующей пробелами. Дошедшие до нас литературные источники, как и Ригведа, памятник предшествующего периода, посвящены преимущественно религиозным темам  и очень мало сообщают об исторических фактах эпохи. Содержание их свидетельствует о значительном возвышении жреческого сословия; хотя Индия не знала подлинной теократии, характерной для истории некоторых других стран древнего Востока, очевидно, что в поздневедийский период брахманство пользуется исключительными привилегиями и подчиняет влиянию своей идеологии все области социальной и духовной жизни индийского общества. Отражение этого мы находим почти во всех литературных текстах того времени, обзор которых следует ниже.

Литературными памятниками этой эпохи являются поздние Веды - Атхарваведа, Самаведа, Яджурведа - и примыкающий к ним цикл Брахман. В исследование магического и ритуального по преимуществу содержания этой литературы значительный вклад внесли в свое время такие ученые, как А. Вебер, Л. Шредер,  А. Хиллебрандт, В. Каланд, В. Анри, М. Блумфилд и др.

 

В.Г. Эрман ОЧЕРК ИСТОРИИ ВЕДИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

          

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить